You must read:

Ватикан. Площадь сосновой шишки, Сикстинская капелла.

Ватикан. Площадь сосновой шишки, Сикстинская капелла.

Сегодня я продолжу, правда не очень подробно, серию рассказов о ватиканских музеях. Не хотелось бы вас расстраивать, но объективно говоря никакие фотографии и самые высокохудожественные тексты, полные богатых метафор, сравнений и превосходных степеней не смогут передать всю полноту ощущений и восторга от увиденного. Иной раз, кажется, что вовсе не человек это все создавал! Но, тем не менее, этот набор античного искусства, шедевров эпохи Возрождения и современных работ были сотворены человеческими

Ватикан. Утро. Площадь и собор Святого Петра. Колоннада Бернини.

Пытаясь начать описание дня проведенного в Ватикане, я долго не мог составить план рассказа, поскольку слишком объемным получается даже не весь этот день в целом, но каждый из его крохотных эпизодов. Количество фотографий, сделанных на площади Святого Петра огромно. Но их еще можно попытаться как-то скомпоновать, убрав те из них, без которых общая картина и так прекрасно сложится. А вот буйство снимков из музеев Ватикана не поддается не только исчислению,

Зимой приехать в Рим — как солнце вырыть из-под снега. Завершаем день первый.

Завершая свой первый прогулочный день по итальянской столице, мы уже точно знали, что завтра весь день будет посвящен Ватикану и его бесконечно-восхитительным музеям. Соответственно на осмотр прочих желаемых мест времени уже не останется. А ведь мы всего-навсего обошли маленький клочок, но на нем сосредоточены интереснейшие вещи коих не осмотреть и за неделю. Именно поэтому это рассказ получился весьма объемным. Кроме того, тут часто бывает, что один с виду неприметный дом

Древней гордости в душе не истребя… Рим. День первый.

Покидая Колизей я упомянул санпьетрини — маленькие темные базальтовые плитки, коими мощены многие улицы в Риме. Они никак не скреплены между собой и просто вставлены в почву, чтобы вода свободна могла уходить в землю. Эти милые элементы мостовой доставляют массу хлопот при проведении работ, связанных с земляными работами в Риме. Каждый раз их нумеруют, потом вынимают и после завершения трудовых подвигов укладывают обратно в том же порядке, что и были

Торчащие ребра мира. Рим. День первый. Колизей.

На знакомство с Римом мы выделили два дня из трех оставшихся до отъезда в Москву. Мы рассудили так: бронировать гостиницу заранее нет смысла, поскольку не известно, где мы окажемся в конце первого дня, что успеем, а что не успеем осмотреть. И скорее всего второй день будет полностью посвящен Ватикану. Посему было решено, что в конце дня сидя в кафе за ужином забронировать отель поближе к тому месту, откуда начнем осмотр

Из холода глыб прорываются гении. Флоренция. Тре.

Забавное совпадение. Намедни новый Папа Римский взял себе имя в честь святого Франциска Азиского. А я сегодня начну свой рассказ о некрополе, расположенном во флорентинской базилике Санта-Кроче, которая была основана именно этим святым. Во всяком случае, такова официальная легенда. Санта-Кроче является самым крупным францисканским храмом в Италии, что опять же не удивительно, поскольку основал орден францисканцев все тот же святой Франциск Азиский. Отсюда и название ордена и символ на фасаде

От чего же риболлита так меняет жизни цвет? Флоренция. Дуо.

Обещая в прошлый раз рассказать несколько интересных деталей из жизни Брунеллески я едва не ошибся, совершенно напрасно рассчитывая на свою, присыпанную легким пеплом склероза память и вовремя обнаружил, что факты с ослиными ушами и каменным изваянием в виде члена в адрес конкурента относятся не к Брунеллески, а вовсе даже к Бернини, который строил колоннады на площади Святого Петра в Риме. Однако упомянуть об этом стоило хотя бы ради того, чтобы

В февральском небе громада яйца, снесенного Брунеллески… Флоренция. Уно.

Позволив себе несколько изменить строку, написанную великим Бродским, выношу её в заголовок и приступаю к описанию, наверное, самого невероятного дня в моей жизни. Дня, когда я своими глазами увидел древнюю столицу Итальянского королевства — Флоренцию, где я не поверил своим глазам, усомнился в том, что эти титанические постройки сделаны руками человека. Сразу хочу предупредить, что в силу присущего мне косноязычия я вряд ли смогу ярко и без штампов описать словами

Arrivederci Venezia! Заключительная часть рассказа.

Холодный ветер от лагуны. Гондол безмолвные гроба. Я в эту ночь — больной и юный — Простерт у львиного столба. На башне, с песнию чугунной, Гиганты бьют полночный час. Марк утопил в лагуне лунной Узорный свой иконостас. А. Блок Спуск с кампанилы Сан-Марко, не столь утомительный, завершен. Вooот там мы были. Оттуда я показывал вам Венецию: А вот те самые гиганты, что бьют полночный час у Блока: Голубей нынче мало.

Невеста моря. Вторая часть рассказа о Венеции.

…Тонущий город, где твердый разум внезапно становится мокрым глазом, где сфинксов северных южный брат, знающий грамоте лев крылатый, книгу захлопнув, не крикнет «ратуй!», в плеске зеркал захлебнуться рад… И. Бродский. Гигантское сердце Венеции: собор Сан-Марко, возведенный над гробницей одного из четырех евангелистов, одноименная площадь с компанилой, дворец венецианских дожей, колонны Святого Марка и Святого Теодора, библиотека, Прокурации и конечно же кафе «Флориан». Первое, что нужно сделать, очутившись на просторной пьяцца